Изображение

Знакомимся с Гешкенбейном

от Rebecca McAdam, наш перевод

Владимир “Beyne” Гешкенбейн – игрок, привлекающий внимание вне зависимости от того, где играет. Людям всегда нравится зрелищная игра и на недавней Европейской Серии покерных турниров, на главном событии Snowfest, такую игру продемонстрировал Гешкенбейн. Этот русский все сделал правильно и стал чемпионом, получив €390,000 за свое звездное выступление. Журнал Card Player записал разговор с победителем по горячим следам.

Rebecca McAdam: Как поживает сейчас чемпион EPT?
Владимир Гешкенбейн: В двух словах: Ох**тельно здорово!

RM: Это Ваше наивысшее достижение. Деньги как-то изменили Вашу жизнь или игру?
ВГ: С точки зрения расходов – да. Я собираюсь играть более высокие лимиты или турниры с высокими бай-инами. Я мог бы в целом тратить больше на жизнь.

RM: Расскажите немного о себе – чем Вы занимались до покера, сколько Вам было лет, когда Вы стали играть и так далее…?
ВГ: До покера я был обычным студентом. Первый раз, когда я играл в покер, мне должно быть уже было 18. Мы играли СНГ за 5 долларов в перерывах. Ну, иногда вместо занятий! (Смеется)

RM: И что было дальше с покером?
ВГ: После того, как я начал выигрывать большинство СНГ, я понял, что дело не только в удаче. Я увлекся игрой, нашел сайт, который дал мне 50 долларов (в то время это были большие деньги для меня – такую сумму мои родители выделяли мне на недельные расходы) и начал играть онлайн.
Начал с лимита 5\10 центов. Этот период длился очень долго, играл много. Мне потребовался год, чтобы добраться до NL200. К этому времени у меня скопилось не мало денег, и я решил сделать перерыв в учебе на год и посмотреть, как будут развиваться события в покере. Я уехал от родителей на Мальту с несколькими товарищами по покеру. Сначала я хотел уехать всего на три месяца, но прошло уже 2 года, а я все еще здесь!

RM: Как сейчас обстоят дела с покером в России?
ВГ: Понятия не имею; никогда моей ноги не было в русском казино.

RM: Вы больше играете онлайн или вживую?
ВГ: До контракта с PKR играл только онлайн. Но после подписания контракта решил поездить по миру и поиграть в живых турнирах. Я люблю путешествовать и люблю покер, поэтому сочетание очень хорошее. Однако, большинство рук играю по-прежнему онлайн. Вживую игра протекает очень медленно и быстро мне надоедает.

RM: Какие игры Вы играете онлайн?
ВГ: Обычно играю от $5-10 до $25-50 онлайн, но изредка тильт загоняет меня на лимиты $50-100 или $100-200.

RM: Вы вошли в команду PKR в 2009 году – что изменилось в Вашей жизни в связи с этим?
ВГ: После того, как я стал Про, Я стал принимать более взвешенные решения. Теперь я стал представителем сайта и стал меньше ругаться в чатах. [Смеется] Ну, и еще, теперь я больше вовлечен в игру вживую. Раньше я не считал себя фанатом живых турниров, но когда вошел в команду PKR, мне пришлось много путешествовать и мне это понравилось!

RM: Как бы Вы охарактеризовали свой стиль игры?
ВГ: Я бы сказал, что мой стиль игры – нечто среднее между «лузово-агрессивным» и «маньяком». До флопа я обычно играю лузово, но после флопа более тайтово. Оппоненты обычно не замечают этого и считают, что я блефую на каждой улице. Обычно на терне и ривере я блефую меньше, но люди думают наоборот (никому об этом не говорите).

RM: Вам нравится добавлять психологию к игре\развлекаться с оппонентами?
ВГ: Вообще да, довольно весело загонять людей в тильт. Мне иногда бывает скучно и поэтому вместо того, чтобы играть в одну игру (покер), я добавляю еще одну (загонять в тильт оппонентов). Но многие знают, что я просто развлекаюсь, поэтому не относятся к этому серьезно. Я делаю это для разрядки атмосферы (и игры). Больше всего ненавижу сидеть за столом с 10 нитами, которые не проронят ни слова.

RM: Каковы по Вашему мнению грубейшие ошибки, которые допускают игроки, играя с Вами за одним столом?
ВГ: Они никогда не предполагают у меня наличие сильной руки. Это происходит потому, что я люблю делать рейзы префлоп на спекулятивной или плохой руке, и они думают, что у меня всегда мусор. Но, когда я получаю хорошую руку, то она оплачивается сполна. Никто даже младшую пару не скидывает, играя против меня.

RM: Вы сыграли много туров EPT?
ВГ: До главного события [EPT Snowfest] я сыграл примерно 12 турниров, но все проиграл. Но это мой стиль игры – либо быстро выбыть из турнира, либо победить!

RM: Участие в главном событии как-то отличается от игры в турнирах с высоким бай-ином? Известно, что в турнирах хай-роллеров, игра качественней и участников гораздо меньше. Это как-то влияет на стиль Вашей игры?
ВГ: В турнир хай-роллеров участник, как правило, вносит бай-ин напрямую, в то время как на главное событие игроки часто попадают через сателлиты. Если игрок вносит бай-ин напрямую, то он либо богатая рыба, которому наплевать на деньги, либо действительно хороший игрок, зарабатывающий покером. Поэтому перед Вами выбор: либо очень хороший игрок либо очень плохой. А вот в главном событии много средних игроков, которые что-то понимают в покере или боятся потерять деньги, поэтому скидывают руку, только бы заползти в призы. Поэтому турниры хай-роллеров более агрессивны по стилю, и приходится пушить с менее достойной рукой, потому что иначе вас обойдут другие.

RM: Расскажите о вашем восхождении на вершину EPT Snowfest?
ВГ: День первый начался с Божьей помощью, мои дела шли неплохо, люди вылетали как сумасшедшие. Один парень после 5-бет с 6-4s остался один на один с моими JJ, другой ответил на 4-бет с К-Т (только потому что это был я, сомневаюсь, что он сыграл бы так же против кого-то другого). Первый день я закончил на первой позиции, как общий чип лидер. На второй день совершенно ничего не произошло. После 10 часов игры у меня было ровно столько же фишек, сколько было в начале. Хотя, стек все равно оставался значительным после моего буйства в первый день. Третий день начался довольно смешно, я сидел рядом со шведом, победителем EPT (Майклом) Туреньеком и мы болтали по ходу игры пока он не попал с 5-бетом на моих АК, после чего ему пришлось вернуться в отель и забронировать билет на рейс обратно в Швецию. В целом, третий день был похож на первый: карта заходила хорошая, и каждый норовил отдать мне деньги, не веря в мою хорошую руку. На четвертый день я уже чувствовал усталость и напряжение, турнир затягивался, стек был довольно глубоким. Я не очень хорошо играл в тот день, но умудрился попасть за финальный стол. На пятый день был финальный стол. Когда я проснулся, то очень нервничал, но после визита в спа-салон, сауну и пары стаканчиков, почувствовал себя лучше. Мой план был – играть тайтово, из-за короткого стека и дать другим проявить себя (призовые уже отличались значительно). Первые несколько часов я играл тайтовей обычного. Я часто заходил в банк, но не делал 3 и 4-бет рейзы, как я это часто делаю. Я не хотел вылететь раньше других шортов. После того, как кто-то из шортов вылетал, я становился агрессивней. Когда осталось 4 человека, я начал заходить в игру больше, чем на 50% рук. Старался избегать чип-лидера Вандерсмиссена, но это было трудно сделать, поскольку он заходил в игру почти на каждой руке. Поэтому я попытался играть в лоуболл (Отличительная черта этого вида покера заключается в том, что выигрышными комбинациями являются самые слабые по меркам остального покера комбинации) и чаще обычного играл чек\колл. Обычно я играю чек\рейз и пытаюсь собрать больше денег на топ паре, но против него старался сохранять дисперсию низкой, потому что не хотел закончить турнир на третьем или четвертом месте. Как только мы остались втроем, мы стали обсуждать сделку. Оба бельгийца были очень хорошими игроками и, чтобы снизить дисперсию пришли к трехсторонней сделке: победитель получает 80К (вместо разницы в 240К между третьим и первым местом). После этого турнир закончился скоро, мне раздали А-9, я три-бетил и он ответил. Он был очень агрессивен и, в его диапазон можно было положить много рук, поэтому я даже не думал об этом до колла. Многие были шокированы, что я так разыграл А-9, но динамика игры была уже такой.

RM: Кто был для Вас самым трудным оппонентом?
ВГ: Самым трудным оппонентом был Вандерсмиссен (Vandersmissen). Он играл очень хорошо и сильно на меня давил. Делал рейз практически каждый раз с баттона, когда я был на большом блайнде, мне приходилось отдавать много банков без боя. Он мог позволить себе давить на меня, потому что у него был большой стек.

RM: Как бы Вы описали финальный стол в целом?
ВГ: Для события такого размера я был доволен финальным столом. Думал, что состав будет сильнее. За него попали несколько неопытных игроков и никто, кроме Вандерсмиссена не доставлял мне много хлопот.

RM: Вы использовали Твиттер, чтобы влиять на Вандерсмиссена?
ВГ: [Смеется] Я не знаю, читал ли он мои сообщения в Твиттере. Обычно там не пишу, но PKR меня попросил, поэтому стараюсь.

RM: Был ли момент, когда Вы почувствовали, что выиграете турнир?
ВГ: Нет, пока в турнире не осталось три человека, и у меня был большой стек. До этого, можно сказать, я был шортом и просто пытался подняться выше по призовой лестнице.

RM: Каковы Ваши планы сейчас?
ВГ: Взбодриться, расслабиться и потом опять будет время для секса, наркотиков и рок-н-ролла!

RM: Каковы Ваши покерные мечты и цели?
ВГ: Я исполнил почти все мечты, которые у меня были в покере. У меня есть деньги на достойную жизнь и я выиграл 3 главных турнира. У меня никогда не было целей крупнее этих. В действительности, мои цели были мельче, чем мои достижения, поэтому я вполне доволен происходящим [улыбается].