Джонни Лодден (Johnny Lodden)

Имя: Джонни Лодден
Год рождения: 1985
Место рождения: Jørpeland, Норвегия
В деньгах: 43 раза
Текущие призовые: $1,330,307
Финишей на 1 месте: 3

Джонни Лодден рассказывает о том, как терять все, донках миллионерах и почему это его больше не волнует


«Выключите это еб...ый регби. Никто это не смотрит», кричит Джонни Лодден через весь зал перед тем, как повернуться ко мне с бутылкой пива в руке. Только что перевалило за полдень. Пока остальные лондонцы поджаривают бока в октябрьской микроволновке, поведение Лоддена в спортивном баре Хилтона Метрополя остается неуютно холодным. Одет он в однотонную серую футболку и потертые джинсы, ему явно скучно все время, пока я штурмую его вопросами по стратегии. После моего очередного вопроса о значении позиции в PLO, он вздыхает. «Ненавижу интервью, когда меня спрашивают, что надо делать в такой-то позиции и тому подобное. Я совершенно не умею это объяснять».

Я уставился в свои записи. Он откидывается назад, отхлебывает пива и пристально смотрит на меня. Молчание. Лодден был наиболее успешным кеш игроком онлайн, но упав с пьедестала, очутился на самом дне и вот сейчас он возвращается. Совершенно очевидно, что ему не нравится внимание прессы. Я спросил, нравится ли ему до сих пор чувствовать себя профессиональным игроком в покер. «Теперь покер для меня - работа. Не поймите меня неправильно, я до сих пор люблю играть, но отношение к покеру изменилось».


Взлет и падение


В конце 2007 года Лодден был легендой. До сих пор, не достигнув 20 лет, он покоряет покерные столы онлайн, собрав банкролл, размером почти 10 миллионов долларов. Однажды он ответил на вызов сыграть один на один и сел за стол с суммой 5 миллионов долларов, в то время как у соперника было 190 тысяч. «Я подумал, ты сказал, что у тебя есть банкролл», написал Лодден в чате. Не удивительно, что игра так и не началась.

«В 18 лет по грубым подсчетам у меня был миллион», рассказал он. «Все мои друзья работали в МакДоналдс и зарабатывали 200 фунтов в неделю, а я мог купить все, что хотел. Мне это нравилось. Но это была лишь цифра онлайн. Если бы я вывел деньги и положил их перед собой, это было бы чертовски много. Но я этого даже не понимал тогда. Я мог проиграть 200 000 долларов сегодня, а завтра выиграть 500 000 долларов. Когда Вы молоды, это ничего для Вас не значит».

К несчастью для Лоддана, после серии неудачных сессий, его БР подошел к концу в 2008 году. Он был повержен. Пошли слухи о том, что игроки-хакеры видели его карманные карты. Другие говорили, что Лодден проиграл, потому что его обыграл более сильный игрок в честной борьбе. Еще говорили, что он потерял свой БР, играя на тотализаторе. Какой бы ни была причина, денег больше не было.

«Это случилось, меня поимели, но я ничего не могу с этим поделать», сказал он без эмоций. «Когда теряется такая огромная сумма, то, как будто вырубается свет».


Урожденный выродок


Будучи младшим из четырех братьев, играющих в азартные игры, Лодден начал играть в карты с пяти лет, но покер не привлекал его внимания до того, как он не пошел в старшие классы. Это было время расцвета онлайн игры. Лодден сначала долгое время следил за игрой из-за спины своих друзей, которые рубились в покерных румах онлайн.

«Пятеро из моих друзей просто не способны были проигрывать, поэтому они забросили учебу и играли сутки напролет», вспоминает он, откидываясь в своем кресле. «Они выигрывали по 5 000 долларов в месяц и хотели, чтобы я тоже начал играть. Поэтому они перевели мне немного денег, и я стал наблюдать за их игрой, чтобы обучиться. Тогда можно было играть только лимит, и я требовал у них разъяснений по каждой мелочи. До этого я ни разу не играл в Холдем, поэтому меня интересовало все. К примеру, почему надо делать чек\рейз с флеш дро и все тому подобное».

По мере того, как он вспоминал историю за историей из своей юности, лед начал таять и на лице появлялись улыбки. Лодден очень приятный человек, если ему не задавать вопросов. «Тогда игра была легким источником заработка. Если Вы сыграли один день из семи в минус, то Вы играли из рук вон плохо. Сегодня же, если один день из семи Вы закончили в плюс, то Вы чертов гений».

Постепенно он стал центровой фигурой в своем небольшом коллективе норвежских дегенератов, поднявшись до лимитов £150/£300 и выше. Партнерами в игре были многие, попадались действительно огромные киты, но одного «донка» он запомнил особенно хорошо.

«Был один парень, я думаю, он в основном играл на спортивных ставках, он обычно садился за стол с одним миллионом фунтов. Один из тех игроков, которые постоянно ставят, не зависимо от того, какая рука. Один из моих друзей, Эрик (Sagström), ник  ‘Erik123’ , играл с ним как-то. На доске вышло К-Q-T-6-3. Они ставили на всех улицах до ривера. На ривере фиш ответил на ставку. Мой друг показал J-9, а тот парень скинул карты, не раскрывая. Вот так вот он играл. Он не знал, что стрит бьет две пары».

«Мы были теми парнями из Норвегии, которые разъезжали по миру и думали, что чего-то стоят». В то время, как друзья Лоддена продолжали играть на лимитном покере, он сам начал осваивать другие территории. «Я много выиграл в лимитной игре. Как и все остальные. Но в конце концов это стало надоедать. Я и еще пять моих друзей сидим каждый раз за столом и ждем, пока не появится пара фишей. В конце концов, начинаем просто стилить друг у друга. Скучно».


Вперед и выше


Лодден взял и перенес весь свой банкрол на безлимитные столы, и уже через месяц разыгрывал огромные банки. Но, когда я спросил его, как по его мнению, почему я сейчас сижу здесь и беру интервью у него, а не у его друзей, то после многочисленных ахов и охов, он промямлил, что они, вероятно, не хотели так сильно рисковать, как он.

«Лимитная игра была у них в крови, но мне не хотелось играть 15 часов, ожидая 30 минутного экшена». В то время, как его друзья вернулись к спокойному лимитному покеру, Лодден принялся преодолевать сложнейшие виражи. В 2007 году он внес оплату в 3 турнира Европейской серии и, наконец, попал за финальный стол на William Hill Grand Prix  с выигрышем 35 000 фунтов. Это все были деньги на карманные расходы, если сравнивать суммы с тем, что он выигрывал онлайн, где банк в 300 000 долларов, был ежедневным атрибутом. Лодден был на пути к славе. И тут пришел Kowssarie и ужасы 2008 года.

Когда я спросил его о тех чувствах, которые он испытал, когда потерял все, он еще раз вздохнул, потом отпил пива и сказал: «Ну, конечно, мне не все равно. Но я вспоминаю об этом только тогда, когда очередной журналист напомнит мне об этом в своем глупом интервью».

Слава Богу, улыбка, которая появилась у него на лице, намекнула мне на то, что это была шутка (я так думаю). Я постарался расположить его к себе и сделал несколько комплиментов относительно его успехов в прошлом, обратив его внимание на то, что сейчас редко найдешь онлайн профи, о котором можно было бы рассказать интересную историю, такую как о нем. Но он уже шел дальше, рассуждая о том, как изменилась жизнь.

«Раньше у меня было только два серьезных соперника: Patrik (Antonius) и durrrr. Странно сейчас наблюдать, какими они стали крупными игроками», сказал он, уставившись в выпивку. «Я был всегда в тени, пару лет назад пресса обо мне ничего не знала. Я не хотел светиться и не любил давать интервью».

После нескольких минут моего докучания вопросом, он все же сознался, что тяжело переживал потерю банкролла. Без помощи своих норвежских друзей, он вряд ли бы оправился. Один из друзей дал ему 50 000 долларов, чтобы он начал строить банкролл заново. Но, когда ты привык играть на лимитах $200/$400, гриндить на $10/$20 очень сложно психологически. 

«Глупо, конечно, когда я спустился на лимиты $25/$50, $50/$100, и когда выигрывал 50 000 долларов, я смотрел на это так, как будто у меня есть 2 миллиона. У меня было не все в порядке с мозгами».


Пути назад нет


Вы можете подумать, что он скучает по тем дням, когда играл на высоких лимитах и что он жаждет вернуться на вершину, но вы ошибаетесь. Его мысли сейчас заняты другим. Единственная покерная цель – выиграть ЕРТ, потому что играет «эти чертовы туры со второго сезона». Но современная игра онлайн, совершенно точно, уже не так сильно его интересует.

«Когда я начинал, ничего не было, каждый учил себя сам, у каждого был свой собственный стиль. Теперь все играют правильно». Я знал ответ, но все же спросил, как он возвращает себе старый драйв. Сейчас он занимается спортивными ставками.

«Не часто», сказал он застенчиво. «В основном, это ставки на исход футбольных матчей. Если делаю крупную ставку, то обязательно посещаю матч на стадионе». Когда я спросил, что для него является «большой» ставкой, ушел от конкретного ответа, только все время повторял «большая», «большая». «Раньше я бы поставил 100 000 долларов на матч, как копеечную сумму. Сейчас такое не часто случается. Когда Вы проигрываете серию из 10 матчей, то на 11 матч уже не получается поставить много».

Что касается покера, он плавает пока на отмели, $5/$10 или $10/$20 PLO. «Я знаю, что не вернусь на прежние ставки. Да, я и не хочу».

«В начале своей карьеры, меня привлекала идея путешествовать по миру и играть на крупных турнирах и для развлечения играть в кеш. Сейчас моя мечта – поехать в Лондон на ЕРТ, возможно, вылететь в первый же день, сходить поесть и поиграть несколько мелких туров, чтобы подзаработать денег».

«Думаю, многие парни мечтают о том же. Теперь надо много работать. Это раньше можно было сорвать куш».

В этом весь Лодден. Он потерял то вдохновение, которое вело его к победам, спортивные ставки вряд ли могут быть достойной заменой. Когда мы уже встали с дивана, чтобы проститься, бармен наконец-то переключил канал. Регби исчез с экрана, и Лодден уставился на строчку, бегущую снизу, где сообщались результаты футбольных матчей. Наверху более 500 игроков сражались за успех на ЕРТ и 750 000 фунтов. Но здесь, внизу, невозмутимый Лодден качает головой и уходит, не проронив ни слова. Думаю, он потерял что-то значительное.

 

Лодден на турнире серии EPT в Лондоне: